Конфликт между добром и злом.

В борьбе добра со злом добру позволено абсолютно все. Воины света имеют право на все – именно потому, что они воины света. Любые разговоры на тему «а хорошо ли мы поступаем» выглядят не просто предательскими, а иногда даже непонятными – мы же воины света, как вообще какие-то наши действия могут оказаться неправильными?

Ведь «хорошим» человека делает не то, что он добр, честен и разумен, и не желает ближним своим мук и смерти, а то, что он сражается на правильной стороне.

И если он просто сидит в кресле за монитором, то заявить свою верность правильной стороне можно только всячески изъявляя ненависть к ее врагам – то есть как раз желая своим ворогам мук и смерти и выражая откровенное ликование и одобрение, когда эта смерть их постигает.

Какие могут быть ограничения? Заповеди Божии? Ну, так воины света – они же все Пересветы с Ослябями, Александры Невские и Дмитрии Донские, Жанны д’Арки или панфиловцы, как минимум, все сплошь святые и герои – им можно было сражаться, вот и мы сражаемся, мы святые. А святым все можно.

При этом оппоненты изображаются нелюдью, по отношению к которой не существует и не может существовать никаких моральных ограничений. Это грязь, которую надо смести с лица земли, наводя чистоту (высказывания с одной из сторон). Это вредные паразиты, по отношению к которым надо применить «меры санитарно-гигиенического характера» (с другой).

Эпидемия зомби

Одесса, 2 мая. Фото АР

Поэтому любимый образ обеих сторон – Гитлер. Люди, которые метали коктейли Молотова в дом Профсоюзов в Одессе, кричали проклятия «Путлеру» – подразумевая, что он есть Гитлер сегодня, их самих, в свою очередь, постоянно именуют фашистами.

Гитлер – абсолютное зло, конфликт с которым является конфликтом добра со злом, следовательно, нам все можно.

В этой ситуации надо сделать две вещи. Во-первых, осознать и твердо держаться того, что политический конфликт не является конфликтом между добром и злом. Притязания той или иной стороны на то, что она тут является силой добра, нужны ей ровно затем, чтобы освободить своих сторонников от химеры совести, а также цивилизованности и здравого смысла.

В реальности с обеих сторон политического конфликта находятся разные люди – психопаты и садисты, которые долго кричали «смерть!» и точили ножи, а теперь идут воплотить свои лозунги на практике, обычные обыватели, перепуганные и взвинченные пропагандой, люди, которые в условиях давления общего психоза, стараются сохранить человечность.

Как писал один одессит, «Есть звери среди людей, есть и люди среди зверей – как кто-то там выразился. Вот я об этом. Об этой самой грани. о пресловутой черте «мы» и «они». Я ее потерял после 2 мая. Я не знаю, где она. Я вижу людей. Вижу и зверей. Звери в моем лагере при этом. Люди – в чужом. И вот что делать дальше?»

Во-вторых – признать, что стороны в конфликте располагаются совсем, совсем по-другому. Те, кто проповедуют и творят ненависть и насилие, находятся не на разных сторонах, а на одной. Их конфликт иллюзорен, это бред, вызванный трихинами.

На самом деле, это одна и та же сторона – сторона чумы. Те, кто отстаивают человечность, здравый смысл, очевидные для всех цивилизованных людей моральные нормы – на другой.

Когда люди говорят, что нельзя быть нейтралом, они правы. Нельзя. Вы либо на стороне ненависти и безумия, либо на стороне человечности и здравого смысла.

Еще одна особенность эпидемии, которая разрушает способность людей здраво судить о добре и зле – это уничтожение личной ответственности.

Личность поглощается «мы», «нашими», «нацией», «страной». Бутылку с бензином кидает не отдельная личность, принимающая личные решения, а один из отростков «нации», и кидает не в другую человеческую личность, а в один из отростков «чужих».

Есть коллективные «наши», есть коллективные «гады», никто лично ни за что не отвечает. Или отвечает, но уж точно не мы.

Причем это отрицание ответственности характерно не только для толпы, но и для интеллигенции, которая объясняет, что самые вопиюще аморальные действия совершенно правильны, потому что «нам» надо противостоять «гадам». И, таким образом, в наших грехах и преступлениях виноваты гады, мы тут просто являемся жертвами – посмотрите, до чего нас довели гады! Мы им этого не забудем и не простим!

И тут надо твердо держаться истины личной ответственности – каждый из нас принимает решения за себя лично. За мое поведение отвечает не Путин и не Обама, не агрессивный блок НАТО, не западенцы и не ГРУ, и не те или иные другие люди вообще, не погода и обстоятельства – а только я лично.

В день суда – а он неизбежен – каждый будет отвечать перед Богом за себя лично.

Я хотел бы сказать, что самое важное, что противится эпидемии – это вера.

Но в реальности все сложнее – в сети полно христиан, которые явно находят свою государственную, национальную, или политическую идентичность намного важнее христианской.

Они видят в имени Божием только инструмент борьбы – уверяя, что Бог, конечно, на стороне воинов света. Ну, не может же Он быть на стороне гадов!

Есть и нехристиане, и даже вовсе неверующие люди, которые в этой ситуации ведут себя гораздо более достойно.

Эпидемия зомби

Фото: boris-yakemenko.livejournal.com

Поэтому спасает от безумия, конечно, не декларация своего христианства. Спасает, как всегда, Христос. Твердое намерение отвергнуть все остальное и держаться только Его, и хранить заповеди – особенно, заповеди «не убий».

Не убивать, не подстрекать к убийству, не радоваться убийству, не разжигать истерию, ведущую к убийству. Видеть в людях не грязь и насекомых, и не щупальца той или иной общности, а именно людей, созданных по образу Божию, людей, ради спасения которых умер Христос.

Конечно, это вызовет сильное раздражение с обеих сторон – потому что это, на самом деле, одна и та же сторона. От которой нам стоит держаться подальше.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *